Стих байконур это

Закрыть ... [X]

Поэзия Байконура

Иван Мирошников

БАЙКОНУР

Мы с песками безбрежными рядом

На околице звездной живем,

Город наш мы зовем Звездоградом,

Космодромной столицей зовем.

Пусть пески и погода суровы,

В мире звезднее города нет.

Здесь живут и мечты Королева,

И улыбки гагаринской свет.

ТЮЛЬПАНЫ

Герману Степановичу Титову

Садовые тюльпаны, как вельможи,

Холены и надменно холодны.

А мне другие в тыщу раз дороже —

Тюльпаны байконурской стороны.

В них нет высокомерия и чванства,

И в цепкий холод, и в каленый зной

Они горды высоким постоянством

И верностью романтике степной.

Природа-живописец сочной кистью

На холст бескрайний щедро нанесла

Ребристые размашистые листья

И венчики из хрупкого стекла.

Тюльпаны, словно крохотные флаги,

В бутоны до поры зачехлены,

Неприхотливы к дефицитной влаге,

Завидною судьбой наделены.

Не потому ль по праву однолюбов

Они, пусть даже в сказочном краю,

Тоскуют, увядают, будто люди,

Покинувшие Родину свою.

Гляжу на степь взволнованно и долго.

И верить хочется: то не цветы цветут —

На миллион чарующих осколков

Зарю рассвета раскололи тут.

Садовые тюльпаны, как вельможи,

Холены и надменно холодны,

А мне другие в тыщу раз дороже —

Тюльпаны байконурской стороны.

САМЫЙ ГЛАВНЫЙ В СТРАНЕ КОСМОДРОМ

Верной дружбою путь наш рассвечен.

Нам она, словно солнце, дана.

В Байконуре с казахскою речью

Украинская мова слышна.

С русским братом пускают ракеты

Белорус, и латыш, и бурят.

В мирном небе зимою и летом

Рукотворные звезды горят.

Раскрывая загадки природы,

Помним мы каждый день об одном:

Дружба наших советских народов —

Самый главный в стране космодром.

ОТСЮДА В КОСМОС ПРОЛЕГЛИ ДОРОГИ

Отсюда в космос пролегли дороги,

Отсюда начинают свой полет

И слава космонавтов, и тревоги

Тех, кто, поверив, терпеливо ждет.

Тех, кто в раскатах стартового грома

Не глохнет, доверяя тишине.

Кто знает цену всем словам весомым

И невесомой пылкой трескотне.

Тут началась гагаринской порою

Космопроходцев жаркая страда,

Живут здесь настоящие герои

Фамилий чьих не слышим никогда.

А эти люди — пахари Вселенной, —

Когда в полете космонавты спят.

На пунктах управления бессменно

Несут свой круглосуточный наряд.

Казахским ветром, зноем и морозом

Продублены их лица и сердца,

Для них колесный говор мотовозов —

Как песня без начала и конца.

На стартовых площадках до рассвета,

От городов прославленных вдали.

Они готовят новые ракеты

И новые готовят корабли.

Пусть космонавтам — главные награды,

Но люди пусть увидят в полный рост

Героев безымянных Звездограда,

Что с неба не снимают легких звезд.

ВЕТЕРАНЫ ЗВЕЗДОГРАДА

Космодром. Звездоград. Ветераны.

Бродит память по давним годам.

Байконура степные тюльпаны

Я дарю своим старым друзьям.

По колено песок, зной за сорок,

Солончак и бескрайний простор.

Звездоград безгранично нам дорог,

Словно первой любви костер.

На повозках, на конной тяге

Обживали вы эти края,

Люди долга, мечты и отваги,

Молодые, как вечность, друзья.

Здесь река на глазах обмелела —

Сколько к морю воды утекло!

Сединой на пески пыль осела.

Солнце Славы над вами взошло.

Были вы Королеву опорой,

Вдохновляли его каждый раз,

Ветераны, бойцы-фантазеры,

Открыватели звездных трасс.

Это вы подарили бессмертье

Совершившему первый полет.

Нет счастливей на белом свете

Покорителей звездных высот.

С вами рядом бессменно подруги,

Пусть на лица морщины легли,

Никакие вселенские вьюги

Остудить их сердца не смогли.

Космодром. Звездоград. Ветераны.

Бродит память по давним годам.

Байконура степные тюльпаны

Я дарю своим старым друзьям.

Щедро вам улыбается солнце,

И глаза ваши светом полны.

Ветераны. Первопроходцы.

Сыновья легендарной страны.

По душе мне дорога дальняя,

Да такая, чтоб верст не счесть.

Неумолимая песня вокзальная,

Семафор, отдающий честь.

К звездным тропам — крутые ступени,

Космонавтов стремительный взлет

И душистая ветка сирени,

Что на Млечном Пути зацветет.

Космодромные будни, как праздник,

Неуемное сердце в груди,

Да огни за спиной — только красные

И зеленые впереди.

Евгений Ануфриенко

ПОСВЯЩЕНИЕ

Мы росли от горстки до города,

Превращая пустыню в оазис.

Каждый встречный за город горд

(Это сказано не для фразы).

Раньше был здесь лишь сусликов свист,

Начинали с палаток, с поселка,

И считался редкостью лист,

Как теперь новогодняя елка.

А сегодня к реке нерусской

Посмотреть, как закат алеет.

Мы выходим асфальтом узким,

Тополиной скромной аллеей.

Будет время народов-друзей,

МИР — навечно на всех широтах.

Хлынут толпы в город-музей

Разобраться в наших заботах.

А пока рукоплещет нам

Мир, и нашим трудом озаренный,

Хоть еще ни друзьям, ни врагам

Не известны мы поименно.

Тем, кто рядом живет с тобой,

Кто порою не спит ночами,

Кто в работу идет, как на бой,

Книгу эту мы посвящаем.

Евгений Спичак

К ТОВАРИЩАМ

Многие здесь старожилы,

Многим здешнее вновь.

Я вам напомню, как жили,

Как начиналась новь.

Мы тротуаров не знали,

Не было и мостовых,

Только бескрайние дали,

Только задор молодых.

Только желание строить,

Совесть партийная, долг.

Путь этот вспомнить стоит:

Был он не легок и долг.

Жили в палатках, ели

Вместе — какой уж тут ранг!

Случалось, в своей постели

Мы находили фаланг.

Мерзли в палатках холодных,

Жили одни, без семьи.

Не было дней свободных —

Только рабочие дни.

Холод, жара иль вьюга,

Носит пылищу вокруг.

Здесь находили друга,

Здесь проверяли подруг.

Здесь фильтровались души

И проявлялась суть.

Здесь узнавали лучших

И изгоняли муть.

Пусть имена неизвестны

Многих достойных людей,

Пусть не сложили песен,

Славящих наших парней.

Будет прославлен подвиг,

Будет воспет он в веках,

Будет в сердцах народных

И в задушевных стихах.

Слава тебе трудовая,

Воин, товарищ и брат!

Славься, страна огневая,

Юности мира набат!

Александр Корнилов

БЕРЕЗКИ

Березки,

милые,

здравствуйте!

Просто не верится, что снова с вами я,

Что вы в настоящих,

пахучих платьицах,

Что пахнет черемухой и грибами.

А где-то на юге, в неоновом месиве,

Сестры ваши мертвы от скуки.

Им совсем-совсем не весело

Оттого, что они на юге.

Им бы в леса пошептаться с подругами,

Им бы подальше от всякого лоска,

А их поместили где-то на юге

На вывеске кафе

«Березка».

Не дом, а город на песке

Стоит, растет и ширится.

Сегодня здесь один проспект,

А завтра — сотня улиц в степь

Каналами повыльется.

Не поползут, не потекут

Песочные фундаменты —

Их скрепит человечий труд

Бетоном

намертво!

И станет город-космодром

Легендою заслуженно.

Чтобы в песках построить дом,

Построить

город

нужно.

Марк Иоффе

СТАРТ

Экзамены сдает армейский «вуз» —

Мы ожидаем запуска ракеты.

Нам неизвестны цель ее и курс —

Все это называется секретом.

А нам ведь тоже рисковать собой,

Когда заносит против прав и правил.

Распахнут неба омут голубой,

Но вся земля полетом нашим правит.

И пламя оплавляет лед,

И поиск поселяется в блокнотах.

А в небесах безумствует полет,

А на земле свершается работа.

Владимир Зеленцов

АРБУЗЫ

Арбузы везут!

Арбузы!

И вот в гимнастерках

Круг.

И корки хрустят,

Как музыка,

Под сотней солдатских

Рук.

Губы сухи

И обветренны,

Но брызнул

Живительный сок,

И — нипочем километры,

И — нипочем песок!

В. Мишанов

Да, ты любил девчонку горячо!

Чудесную, с огромными глазами…

Но две звезды упали на плечо

И пролегла дорога между вами.

Что ж, Байконур — не худший вариант,

Не стоит унывать и брови хмурить.

Гордитесь же, товарищ лейтенант,

Что будете служить на Байконуре.

Съедать на ужин, завтрак и обед,

Спать на ходу научишься привычно.

И вдруг поймешь, что писем месяц нет

И что казашки тоже симпатичны.

Войдя в работу и найдя друзей

Плюс пятьдесят почувствовав на шкуре,

Через полгода ты напишешь ей:

«Прощай, я остаюсь на Байконуре».

Лет через двадцать ты, летя в Москву,

Тряхнув остатком пышной шевелюры,

Задумаешься, глядя в синеву:

«Как смогут без меня на Байконуре?»

Вячеслав Злобин

ГОРОД МОЙ

Город

пахнет тюльпанами,

пахнет цементом

и разговаривает

со звездами.

Город

спорит с барханами,

борется с ветром

и резвится

подростками.

Город

не хмурится

лицами кислыми —

Старческими и брюзжащими.

Город в явь

превращает мысль —

предотвратить пожарище.

Город

на карте не обозначен,

точкой на ней не покоится.

Город наш

Кибальчичем начат,

Циолковским продолжен,

Нами — строится!

Василий Дорохов

ПЕСНЯ О ЗВЕЗДОГРАДЕ

Среди барханов солнечного края,

Как призванный Отечеством солдат,

Стоит в строю, усталости не зная,

Наш славный город, юный Звездоград.

Припев:

Город-солдат,

Охраняешь ты мир на планете!

Город-поэт,

Воспеваешь ты жизнь и мечты!

Город труда,

На груди твоей золотом светит

Ленина орден

Рядом с орденом Красной Звезды!

Чтоб ярким солнцем любовались дети,

Чтоб шар земной не запылал войной,

Кует стране оружие победы

Орденоносный Звездный город мой.

Припев.

У нас живут мечтатели-поэты,

К себе их звезды яркие манят.

Тюльпаны здесь на дальние планеты

Уже готовит юный Звездоград.

Припев.

К другим мирам пойдут ракетопланы.

Ворвутся в космос наши корабли,

И Звездный город самым первым станет

Ракетодромом солнечной Земли!

Припев.

Город-солдат,

Охраняешь ты мир на планете!

Город-поэт,

Воспеваешь ты жизнь и мечты!

Город труда,

На груди твоей золотом светит

Ленина орден

Рядом с орденом Красной Звезды!

УЛИЦА НОСОВА

На улице Носова

море людей.

Из окон домов

плещет веселье!

В мундиры парадные

на праздник весенний

оделись

шеренги тополей.

На улице Носова

море детей

звонкоголосых,

с живыми цветами.

И кажется,

Носов живой

вместе с нами

идет,

улыбаясь,

среди друзей!

На улице Носова

наш Первомай,

торжественно-праздничный,

многоголосый.

Вливайся! И с нами в строю

продолжай песню свою

недопетую,

Носов!

На улице Носова

тысячи лиц

встречают

города

десятилетие.

А в парке Солдатском

стоит обелиск,

Молчит обелиск,

устремленный в бессмертие.

НАШ 1000-й

Ожил, загомонил разноголосо,

Проснувшись, город.

И, как повелось,

По графику уходят мотовозы

На «левое» и «правое» крыло.

Но что сегодня в лицах звездоградцев?

Ни одного нет хмурого лица!

— У нас сегодня в Байконуре, братцы.

Наш тысячный ребенок родился!

Валерий Мальцев

ОСТАЮЩИМСЯ НА ЗЕМЛЕ

Вторые сутки

Глаз он не смыкает,

Уйдя в рабочий

Напряженный ритм.

Не знает мир,

Страна еще не знает,

И Левитан

О Кубе говорит.

В концертном зале

«Лунную сонату»

Приезжий исполняет

Музыкант,

И спят еще спокойно

Космонавты.

И снится детям

Звездный Ихтиандр.

А он не спит.

Усталыми глазами

Он на приборы

Умные глядит.

Он завтра сдаст

Еще один экзамен,

А Левитан

О Кипре говорит.

Наутро — старт!

В лучах степного солнца

Ракета растворилась

В синеве.

А он, как прежде,

Снова остается

Свою работу

Делать на Земле.

Но будет время —

В это верю твердо —

Следы не затеряются

Во мгле —

Страна моя расскажет миру

Гордо

О тех,

Кто оставался на Земле.

Раскроются все тайны

И секреты —

Ведь мир стремится

К лучшим временам!

И станут тех,

Кто в космос слал ракеты,

Как космонавтов,

Звать по именам!

Анатолий Лещенко

Я присяду на краешек ночи,

Ну никак меня сон не берет!

Бег Земли изумительно точен,

Вечен времени круговорот.

Тишина наклонилась над речкой,

Будто звонкие звезды пьет,

Загорелые руки навстречу

Ей Луна из воды подает.

Шелестят о берег созвездья,

Где-то бродят дежурные сны —

Мне дороже всего на свете

Голубые глаза тишины!

Есть неоткрытые поэты,

И неизвестны их стихи,

В многоголосице планеты

Необитаемо тихи.

Ее заботы и печали,

Свои тревоги и дела

Они в поэзию включали,

Что сутью жизни их была.

И с ненасытностью романтиков

Всегда в грядущее глядят.

Свою ракетную грамматику

Потомкам пишет Звездоград.

Все дома здесь одного ранжира —

Радостью оранжево горят,

И, талант на ветер не транжиря,

Жители стихами говорят.

Здесь живут влюбленные в науку,

Ищущие, сильные сердца.

— Есть!

И не откладывать на утро,

Довести работу до конца.

В город мой взволнованно-тревожно

Входит каждый запуск и полет.

И живет он сложно и несложно:

Ширится,

работает,

поет!

Сергей Родин

Байконур, Байконур, я прощаюсь с тобой,

Я прощаюсь с землей, где закончил служить.

Снова ветер задул, снова солнце и зной —

Все равно этих дней не дано мне забыть.

Сколько дел, сколько мыслей и сколько тревог

Я оставил на этой священной земле!

Сколько я исходил и изъездил дорог,

Сколько разных людей повстречалось мне здесь.

Я сражался и жил, как умел и как мог,

Я Отчизне служил и себя не берег.

Но людей, что всегда окружали меня,

Я старался беречь до последнего дня.

Байконур, Байконур, я прощаюсь с тобой,

Говорю «До свиданья!» друзьям дорогим,

Вспоминайте меня, я окончил свой бой,

И в бою побеждать я желаю другим!

Александр Калистратов

МОТОВОЗ

Здесь много солнца и песка,

Вокруг одна сухая степь.

Здесь ночью снятся города,

Здесь ночью снится белый снег.

С работы вечером — домой,

Усталость тяжестью в руках.

Вчера поссорился с женой,

С начальством что-то не в ладах.

Припев:

А утром снова мотовоз

Нас повезет под стук колес.

Чернорабочие Земли,

Готовим в космос корабли.

Пусть скажут: «Громкие слова!»,

А я им верю, как же быть?

Ведь коль не верить, то тогда

Зачем на этом свете жить?

Здесь, как на Ноев тот ковчег,

Со всей России собрались.

Здесь ночью снится белый снег

И города, где родились.

Припев.

Нас по загару узнают

На той родной Большой земле.

И мать встречаешь ты свою

Раз в год и, может быть, во сне.

А 45 — уже предел,

От силы, может, пятьдесят.

«Ты что-то сильно поседел», —

Друзья при встрече говорят.

Анатолий Корешков

К БАЙКОНУРУ

Я, сняв мундир, тебя оставил,

Уняв надеждой сердца боль,

В лучах твоей умывшись славы,

Благословляемый судьбой.

И тем обрек себя на муки.

Живу, былое вороша,

И по товарищам в разлуке

Грустит томительно душа.

А где-то теплится надежда:

В твои края еще вернусь.

И поддержать меня, как прежде,

Готова добрым словом Русь.

Несутся в Лету вихрем годы —

Все туже времени узда.

Но на поблекшем небосводе

Не меркнет Юности звезда.

Мы любоваться ею рады —

Воспоминанья живы в нас.

Позволь же в качестве награды

Тебя еще увидеть раз.

Н. Масленникова

УЛИЦА ЦЕНТРАЛЬНАЯ

Много памятников в нашем Звездограде,

Но один забыли возвести —

Грейдеру из первой стройбригады,

Срезавшему первый пласт земли.

Кто водитель был его — не знаю,

Думаю, что молод был, упрям

И совсем не помышлял о славе,

Сжав руками свой земной штурвал.

Он прошелся между первых вешек,

Крепко вбитых в твердый здешний грунт,

И сейчас тот путь его, как прежде,

Улицей Центральною зовут.

И отсюда город взял начало,

Здесь построен самый первый дом,

Эта трасса — первой вехой стала

На твоих ступенях, космодром.

Зоя Балакина

Это было осенью, где-то в сентябре,

Прибыли на станцию утром, на заре.

Увидали мазанки, ишаков, песок,

По пустыне выжженной сделали бросок.

Купол небосклона нежно-голубой.

Городок нас встретил пылью и жарой.

Домик трехэтажный, желто-сурьмяной

И подъезд последний станет мне родной.

Создавало город молодое племя.

Вопреки стихии, обгоняя время.

Звездоград мой юный, Байконур мой вечный,

Бродит с нами память в годах бесконечных.

Эти ночи южные, не с чем их сравнить,

Бархатные, звездные, мне вас не забыть.

Танцплощадка, музыка, «Летний» над рекой,

А в аллеях парочки, а в душе покой.

Но не все так благостно в нашей жизни было,

Вслед за светлой радостью горе приходило:

Мы теряли близких, мы друзей теряли,

Тех, что в неудачах свечками сгорали.

Ведь они работали, с нами рядом жили,

Трудные идеи в жизни воплотили,

А теперь застыли в сквере обелиском.

Вечная им память и поклон им низкий.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

1. Поэзия

Из книги Сексуальная жизнь в Древней Греции автора Лихт Ганс

1. Поэзия

Из книги Сексуальная жизнь в Древней Греции автора Лихт Ганс

1. Поэзия а) эпическая и лирическая поэзия В постклассический период греческой литературы, который называется периодом эллинизма и начало которого обычно связывают с датой смерти Александра Македонского (323 г. до н. э.), эротика играет даже большую роль, чем в так

с) фарс, поэзия кинедое, мимы, буколическая поэзия, мимиямбы

Из книги Сексуальная жизнь в Древней Греции автора Лихт Ганс

с) фарс, поэзия кинедое, мимы, буколическая поэзия, мимиямбы Из чистой лирики этого периода почти ничего не сохранилось. Александр Этол, родившийся в Этолии накануне III в. до н. э., в своей элегии, озаглавленной «Аполлон», вывел бога-пророка, рассказывающего истории о

1. Поэзия

Из книги Сексуальная жизнь в Древней Греции автора Лихт Ганс

1. Поэзия Период приблизительно с 150 г. до н. э. до 100 г. н. э. в истории греческой литературы называют переходным периодом к классицизму, и, естественно, мы начинаем наш обзор этого непродолжительного периода, который характеризуется возрастающим восточным влиянием, с

1. Поэзия

Из книги Сексуальная жизнь в Древней Греции автора Лихт Ганс

1. Поэзия Если говорить о поэзии, по меньшей мере можно упомянуть фрагмент эпиталамы, сохранившейся на папирусе. То, что посещение театральных представлений мима и пантомимы постепенно стало считаться неприличным и в конце концов было запрещено для студентов римского

Константин Анатольевич Попов АВИАТОРЫ БАЙКОНУРА

Из книги Неизвестный Байконур. Сборник воспоминаний ветеранов Байконура [Под общей редакцией составителя книги Б. И. Посысаева] автора Романов Александр Петрович

Константин Анатольевич Попов АВИАТОРЫ БАЙКОНУРА Родился 29 октября 1929 г. В авиации Вооруженных Сил СССР с августа 1948 г. по декабрь 1988 г. Окончил Энгельское военное авиационное училище летчиков им. Героя Советского Союза М. Расковой, куда прибыл в 1948 г. после окончания

Генрих Кириллович Кудряшов ЗЕМНЫЕ БУДНИ БАЙКОНУРА

Из книги Неизвестный Байконур. Сборник воспоминаний ветеранов Байконура [Под общей редакцией составителя книги Б. И. Посысаева] автора Романов Александр Петрович

Генрих Кириллович Кудряшов ЗЕМНЫЕ БУДНИ БАЙКОНУРА Родился 30 января 1937 г. в Пестово Новгородской области. В 1957 г. окончил 4 курса Московского авиационного института им. Серго Орджоникидзе, а в 1961 г. Военную инженерную академию им. Ф. Э. Дзержинского. Военную службу

Юрий Квасников ПЕРВЫЕ ШТЕМПЕЛЯ БАЙКОНУРА

Из книги Неизвестный Байконур. Сборник воспоминаний ветеранов Байконура [Под общей редакцией составителя книги Б. И. Посысаева] автора Романов Александр Петрович

Юрий Квасников ПЕРВЫЕ ШТЕМПЕЛЯ БАЙКОНУРА Что предшествовало появлению таких почтовых штемпелей? Обратимся к истории.Будущий космодром, тогда еще полигон Министерства обороны, начал возводиться в 1955 г. Тогда же появился поселок, ставший впоследствии городом. Первое,

Станислав Алексеевич Кострома МУЗЕИ БАЙКОНУРА

Из книги Неизвестный Байконур. Сборник воспоминаний ветеранов Байконура [Под общей редакцией составителя книги Б. И. Посысаева] автора Романов Александр Петрович

Станислав Алексеевич Кострома МУЗЕИ БАЙКОНУРА Родился 5 декабря 1936 г. в селе Нечаянное Николаевской области. В 1959 г. с отличием окончил общевойсковое училище им. К. Е. Ворошилова, а в 1977 г. Ленинградскую академию им. А. Ф. Можайского. 1977–1986 гг. — служба на космодроме

Испытателям Байконура космонавты доверяют свою жизнь

Из книги Неизвестный Байконур. Сборник воспоминаний ветеранов Байконура [Под общей редакцией составителя книги Б. И. Посысаева] автора Романов Александр Петрович

Испытателям Байконура космонавты доверяют свою жизнь 26 сентября 1983 г. на стартовой площадке № 1 при спуске «Союза Т-10» возникла аварийная ситуация. По команде руководителя пуска генерала А. Шумилина офицеры ИП-5 ст. лейтенант М. Шевченко и лейтенант А. Мочалов уверенно

Леонид Тимофеевич Баранов СЕГОДНЯШНИЙ ДЕНЬ БАЙКОНУРА

Из книги Неизвестный Байконур. Сборник воспоминаний ветеранов Байконура [Под общей редакцией составителя книги Б. И. Посысаева] автора Романов Александр Петрович

Леонид Тимофеевич Баранов СЕГОДНЯШНИЙ ДЕНЬ БАЙКОНУРА Родился 7 июня 1949 г. в Амурской области. После окончания в 1969 г. Хабаровского командного технического училища 3 года служил в частях 12 ГУМО. В 1976 г. окончил Военный инженерный институт им. Ф. А. Можайского и прибыл на

Почетные граждане Байконура

Из книги Неизвестный Байконур. Сборник воспоминаний ветеранов Байконура [Под общей редакцией составителя книги Б. И. Посысаева] автора Романов Александр Петрович

Почетные граждане Байконура 1. Шубников Георгий Максимович — генерал-майор инженерно-технической службы, начальник строительного управления2. Нестеренко Алексей Иванович — генерал-лейтенант артиллерии, начальник полигона3. Королев Сергей Павлович — академик,

Поэзия

Из книги История русской литературы XIX века. Часть 1. 1795-1830 годы автора Скибин Сергей Михайлович

Поэзия В поэзии начала XIX в. еще сильно влияние классицизма. По-прежнему появляются громоздкие эпические поэмы («Пожарский, Минин, Гермоген, или Спасенная Россия» С.А. Ширинского-Шихматова), сказочные поэмы («Бахариана» М.М. Хераскова), философско-космологи-ческие поэмы

ПОЭЗИЯ

Из книги История культуры древней Греции и Рима автора Куманецкий Казимеж

ПОЭЗИЯ

Из книги История культуры древней Греции и Рима автора Куманецкий Казимеж

ПОЭЗИЯ Напрасно было бы искать в эллинистической поэзии, как и в поэзии IV в. до н. э., отражения проблем, глубоко волновавших общество. Поэзия поселилась при дворах местных властителей, став искусством для немногих избранных. Характерно, что стихи слагали прежде всего

ПОЭЗИЯ

Из книги История культуры древней Греции и Рима автора Куманецкий Казимеж

ПОЭЗИЯ «Сэкулюм Августум» — век Августа — был золотым веком римской поэзии. Выразителями и идеологами новой эпохи суждено было стать Публию Вергилию Марону и Квинту Горацию Флакку. Глубоко и искренне разделял Вергилий веру в то, что возвращение к доблести и могуществу


Поделись с друзьями



Рекомендуем посмотреть ещё:



Астрономическая поэзия - Неизвестный Байконур
Поздравление строителю с днём рождения в прозеСценарий дня флага в детском садуПоздравление с началом учебного года с картинкамиСтих если парень нравиться


Стих байконур это Стих байконур это Стих байконур это Стих байконур это Стих байконур это Стих байконур это Стих байконур это


ШОКИРУЮЩИЕ НОВОСТИ